Цензура
23 июня 2021 г.
Как маньяк вляпался в Собчак и при чем тут Навальный
24 МАРТА 2021, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО



Над выгребной ямой жужжат навозные мухи. Ксения Собчак берет в целом благожелательное интервью у скопинского маньяка. Рутина. Легкое удивление вызывает, скорее, тот обличительный пафос, с которым на Ксению Анатольевну накинулись представители общественности самых разных политических оттенков в диапазоне от Владимира Соловьева до Евгении Альбац. Было бы странно, если бы Собчак упустила такую возможность.

Еще более странно обсуждать что-то связанное с Ксенией Собчак в категориях журнализма. Поскольку ее сфера – это шоу-бизнес. Это совсем другой вид деятельности, отдельный. Как реклама, пиар, джиар и т.д. Кстати, реклама тут может служить «проверочным словом». Чтобы включить в интервью с маньяком большой развеселый рекламный ролик собственного производства с собой в качестве главной героини – это надо иметь нулевой уровень эмпатии и выжженную пустыню вместо души. Впрочем, это уже не о профессии, а о личности интервьюера…

Вполне предсказуемой была и реакция депутатов. Депутат Сергей Боярский объявил о своем намерении бороться с «абсолютно устоявшимися, в том числе из-за рубежа, возмутительными принципами». «Люди, которые совершили страшные преступления, становятся объектами коммерческого интереса медиасообщества, зарабатывают деньги, последователей и подражателей привлекают», – обиделся депутат Боярский. И тут же предложил запретить это безобразие.

Его идею мгновенно поддержал глава Союза журналистов России Владимир Соловьев.

«Я бы предложил нашим законодателям внимательно присмотреться к этому случаю и подумать о том, как запретить подобным представителям преступного мира, даже, может быть, искупившим свою вину, но тем не менее, популяризировать свою деятельность и рассказывать на страницах своих газет и на экранах телевизоров о своих преступлениях», – поделился с агентством ТАСС своими раздумьями Соловьев. Он отметил, что в США запрет преступникам, особенно совершившим «тяжелые и страшные» преступления, давать интервью журналистам и писать книги существует с 1977 года.

Союз журналистов России имеет к журналистике такое же отношение, как консервы к консерватории. В консерватории, наверное, можно обнаружить консервные банки, а в СЖР – журналистов, но в обоих случаях это будет случайной находкой. Поэтому неудивительно, что глава СЖР говорит глупости, подкрепляя их ложью в качестве аргумента. Закон «сына Сэма», который, видимо, имеет в виду г-н Соловьев, конечно же, не запрещает брать интервью у преступников. Он запрещает преступникам получать прибыль от огласки своих преступлений. Этот закон требует, чтобы жертвы преступлений получали уведомления, когда лицо, осужденное за преступление, получает 10 000 долларов или больше из какого-либо источника.

Идея запрета на интервью с преступниками, в том числе и бывшими, крайне соблазнительна для власти и уже поэтому имеет совсем не нулевые шансы стать законом.

Понятно, что фигура скопинского маньяка Мохова меньше всего беспокоит кремлевскую обслугу в Госдуме и их прихвостней из СЖР. Российское «правосудие» конвейерным способом штампует «преступников», ставя это клеймо на представителях оппозиции и просто на людях, смеющих иметь свое мнение в тоталитарной стране. И речь идет о том, чтобы заблокировать навсегда доступ в российское информационное пространство прежде всего Навальному, Ходорковскому и другим известным оппозиционерам, большинство из которых либо сидят, либо отсидели, либо имеют все шансы стать осужденными в ближайшее время.

Что же касается правового содержания в идее «закона Боярского-Соловьева», то его там примерно столько же, сколько журналистики в продукции Ксении Собчак. Говорить, писать можно о чем угодно. И интервью, конечно же, можно брать у кого угодно. Вопрос в том, зачем и как. Ханна Арендт написала об «архитекторе Холокоста» Адольфе Эйхмане великую книгу под названием «Банальность зла», создавшую по сути новый понятийный аппарат, позволяющий глубже разобраться в анатомии самого большого зла в истории человечества. Фильм Ксении Собчак имитирует изучение «территории зла», но на самом деле решает совершенно иные задачи. Смакование подробностей того, как и что делал маньяк со своими жертвами явно нацелено на удовлетворение досужего любопытства и на удовлетворение похотливых фантазий тех, кто втайне мечтает обзавестись собственными «рабынями».

Чтобы понять, где проходит водораздел между исследованием зла и распространением зла, предлагаю провести мысленный эксперимент. Можно ли представить человека, который, прочитав книгу Ханны Арендт, решил бы пойти по стопам Эйхмана? Представили? Уверен, что создать даже мысленный образ такого «последователя» не получилось, в том числе и учитывая финал самого «героя» книги. А теперь попробуйте, преодолев отвращение, посмотреть хотя бы до половины фильм Собчак о скопинском маньяке. Да, у нормальных людей он вызывает рвотный рефлекс, но сколько подонков с комплексами и садистскими наклонностями увидят в этом изделии Собчак неплохую инструкцию для удовлетворения своих больных фантазий? Особенно с учетом жизнерадостности маньяка и его явных, публично высказываемых намерений повторить свои «подвиги».

Ну, и возвращаясь к проекту «закона Боярского-Соловьева», следует отметить, что одним из первых, кто должен подпасть под действие этого закона, должен стать тот, кого президент США Байден назвал убийцей. И с таким избирательным правоприменением, пожалуй, можно было бы согласиться. В порядке исключения, учитывая особую токсичность персонажа…

Коллаж ЕЖ/скриншот YouTube.com












  • Андрей Колесников: Политика в отношении медиа – часть общей стратегии, запущенной год назад, когда власть перестала обращать внимания на какие-то приличия...

  • Медуза: По утверждению Шугалея, «Медиазона» и ее журналисты также получали премии от фонда поддержки СМИ «Среда», признанного «иностранным агентом», и гранты из-за рубежа. 

  • Oleg Semetsky: А ещё не поздно вернуть Максима Шугалея в Ливию? Я начинаю понимать, почему мы особо не стремились его спасать.

     

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Народная инквизиция
16 ИЮНЯ 2021 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Донос Фонда защиты национальных ценностей на МедиазонуКак известно, если в России говорят о патриотизме, значит, проворовались, а если речь заходит о национальных ценностях, тут уж пахнет целым букетом преступлений, в том числе и международных. Руководитель Фонда национальных ценностей Максим Шугалей сотрудничал с «кремлевским поваром» Евгением Пригожиным и был среди политехнологов, работавших на выборах президента в Мадагаскаре в 2018 году. Поскольку Шугалей и остальные пригожинские «эксперты» о ситуации в Мадагаскаре не знали ничего, ни один из кандидатов, которых они поддерживали, не прошел во второй тур. 
Прямая речь
16 ИЮНЯ 2021
Андрей Колесников: Политика в отношении медиа – часть общей стратегии, запущенной год назад, когда власть перестала обращать внимания на какие-то приличия...
В СМИ
16 ИЮНЯ 2021
Медуза: По утверждению Шугалея, «Медиазона» и ее журналисты также получали премии от фонда поддержки СМИ «Среда», признанного «иностранным агентом», и гранты из-за рубежа. 
В блогах
16 ИЮНЯ 2021
Oleg Semetsky: А ещё не поздно вернуть Максима Шугалея в Ливию? Я начинаю понимать, почему мы особо не стремились его спасать.  
Из точки А в точку А
3 МАЯ 2021 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Когда я услышал про журналистов студенческого издания DOXA («Докса»), которых недавно судили за публикацию (публикатора судили за публикацию — что может быть абсурднее?), я невольно погрузился в воспоминания о нашей прошлой борьбе за свободу слова в СССР-России. И, честно говоря, у меня создалось впечатление, что ситуация как будто проделала полный круг. Выйдя из точки А (коммунистический тоталитаризм), мы опять вернулись в точку А. Хотя и с некоторыми, нельзя сказать, что радостными, отличиями. Обусловленными гибридной политической этикой. С одной стороны, вроде бы рядящейся в правовую, как на Западе, а с другой — приспосабливающей это право к нуждам верхушки, как и при «коммунизме». Сравнение этих этик (и практик) крайне забавно, но и поучительно.
«Лишенцев» в путинской России на порядок больше, чем в СССР
7 АПРЕЛЯ 2021 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Госдума приняла закон об участии в выборах иностранных агентов и лиц, аффилированных с ними. Сначала спикер Володин настаивал на том, чтобы всю эту вредоносную для страны публику начисто лишить политических прав раз и навсегда. Потом решили дать им помучаться. А именно, на выборы пустить, но заставить при малейшем контакте с избирателем прежде всего сообщать о своем статусе иноагента. Параллели с желтыми звездами, которые евреи были обязаны нашивать на одежду в Рейхе, не выглядят натяжкой. Закон превращает «статус иноагента» в основную информацию об участнике выборов.
Прямая речь
7 АПРЕЛЯ 2021
Николай Сванидзе: Нам всё кажется, что «снизу стучат» и дальше так продолжаться уже не может, но, боюсь, что нынешнему тренду конца и края не видно...
В блогах
7 АПРЕЛЯ 2021
Дарья Апахончич: Список моих грехов велик, но почетен: давала уроки русского как иностранного, участвовала в международных фестивалях, выражала солидарность с жертвами режима...
В СМИ
7 АПРЕЛЯ 2021
"Эхо Москвы": ...указывать свой статус в агитматериалах и бюллетенях должны будут ... и физические лица из списка СМИ-иноагентов.
Прямая речь
24 МАРТА 2021
Леонид Гозман: Использовать этот материал для запрета преступникам давать любые интервью вообще вполне могут. Возможно, оно было для того и сделано...